Психология

Игры со смертью. Почему детей влекут опасные развлечения и как их уберечь?


Знания и опыт дети получают любыми способами. В том числе в экстремальной деятельности. Арсенал опасных забав школьников огромен. А взрослых то и дело предупреждают о новых смертельных играх школьников, выдуманных юным поколением или взятых у своих предшественников. Как обезопасить детей и сохранить нервы родителям? Узнали у профессора по детской психологии.

Несколько лет назад родительское сообщество потрясали «группы смерти» в соцсетях подростков, потом появились опасные игры на дорогах, когда нужно перебежать проезжую часть в минимальной близости от машины, исчезнуть из семьи на 24 часа, пока мама и папа дергаются в истерике.

Кто-то предпочитает по старинке пробраться на опасный объект, прогуляться по крыше дома, прокатиться на крыше электрички или метро и т. д. Есть даже игры, связанные с удушением и задержкой дыхания. Удушающие приемы (сначала подросток быстро дышит, потом ему придавливают сонную артерию или нажимают на солнечное сплетение) используются для получения необычных ощущений, якобы даже сравнимых с наркотиками.

Почему дети играют со смертью и как их уберечь? Об этом aif.ru спросил у профессора кафедры возрастной психологии Московского государственного психолого-педагогического университета Натальи Авдеевой.

Мозг подростка требует экстрима?

Юлия Борта, aif.ru: — Наталья Николаевна, почему дети склонны к риску больше, чем взрослые?

Наталья Авдеева: — Что касается подростков, то есть интересные факты, связанные с нейропсихологическими и нейробиологическими исследованиями. Дело в том, что в подростковом возрасте происходит большой выброс как бы излишних нервных клеток. Вырабатывается такое большое количество нейронов, которое требует, скажем так, применения. И с этим связывают тягу подростков к экстремальным впечатлениям. Они в этот период очень открыты для каких-то начинаний. Это справедливо с точки зрения эволюции и биологически оправдано: дети только входят в жизнь, и могут потребоваться их силы и энергия для будущих поколений в новых сферах деятельности.

Другое дело, что если в этот период подростков не занимают чем-либо полезным и позитивным, то они ищут приключений на свою голову. Они очень склонны в это время к экстремальным переживаниям. С этим ничего не поделаешь. Это проблема возраста, а не воспитания и культуры.

Вспомните всевозможные инициации у подростков. Они были связаны с довольно сильными переживаниями, которые ребенок должен был преодолеть. И испытания были вовсе не безопасны.

Поэтому и в нашей культуре нужно представить себе какие-то позитивные формы, в которых тягу к экстриму можно локализовать. В свое время дети ходили в походы, играли в «Зарницу». Сейчас вместо этого предложили квесты. Но тут нужно быть острожными, потому что они тоже могут быть небезопасны. Есть другие варианты. Например, поисковая деятельность, экологическая, волонтерская, какие-то формы спортивных занятий, требующих преодоления, усилий, пробы себя и т. д.

Надо учесть, что сейчас развитие детей идет более быстрыми темпами, и все эти явления начинаются с более раннего возраста. То есть возраст пубертата снижается. У девочек он начинается примерно с 10 лет, у мальчиков с 11-12 лет. Поэтому надо предусмотреть какие-то формы активности, которые бы учитывали эту возрастную особенность, но в то же время направляли ее в позитивное русло. Потому что, действительно, это очень важный период, когда дети ставят цели на будущее. И от того, что они себе выберут, многое зависит. Например, раньше многие мечтали быть космонавтами. Сейчас есть аттракционы, где можно почувствовать невесомость. Вообще, общество создает какие-то контролируемые активности, в которых можно проявить мотивацию, связанную с требованием экстрима. Экспериментирование на пределе своих возможностей — что я могу. С этим связаны и ощущения, когда формируются зависимости. Это тоже выход на грани реальности, тоже проба себя, поиск экстремального.

Бояться этого родителям не надо, но нужно учитывать и подумать о том, что они могут обеспечить своему ребенку для выхода экстремальной энергии. Тот же байдарочный поход, занятия в аэроклубе и т. д. Это особенно касается мальчиков. Они к риску и экстриму больше склонны. И если детям такие занятия предложить, может быть, тогда они не будут кататься на крыше электричек, прыгать в метро и т. п.

Почему опасно только запрещать?

— Чем опасны в таких ситуациях жесткие запреты? Как поступить, чтобы не задушить желание пробовать новое, идти на риск, но и не губить себя?

— Искусство родителей состоит в том, что они должны, с одной стороны, оставить ребенку возможность проявлять свою творческую активность. С другой стороны, поставить границы, связанные с безопасностью — физической безопасностью самого ребенка и окружающих, которым он может нанести вред. Это нужно делать гораздо раньше подросткового периода, буквально с раннего возраста. Чтобы правила безопасности были усвоены задолго до того рискованного возраста, чтобы с жизнью и смертью не возникало и мысли экспериментировать.

— Есть мнение, что у детей снижено чувство опасности, они меньше боятся смерти, чем взрослые.

— Да, есть такие дети, которые плохо воспитаны в этом смысле. Потому что вообще понимание смерти появляется где-то к 7 годам. Ребенок начинает осознавать конечность жизни, он начинает задумываться об этом. Смерть близкого человека для него уже становится как факт и невозможность встречи потом. Он начинает понимать, что это потеря навеки.

Если ребенок только играет в компьютерные игры, думая, что у него «десять жизней», то это, конечно, плохо воспитанный ребенок, который от своих родителей ушел в более интересную для него виртуальную реальность. Виноваты родители, потому что они человеческую реальность не сделали для него интересной и важной. Так что такие представления возможны только в этих случаях.

К риску толкает безразличие родителей

— Получается, безразличие родителей часто становится толчком к тому, что ребенок кидается в опасные для жизни авантюры?

— Да, конечно, он ищет острых ощущений на стороне. Родители должны оставаться для ребенка главными людьми, с которыми он общается, — и учителями жизни, и экспертами по жизни. Если они будут, конечно, все эти родительские функции выполнять.

— Что делать, если родители вдруг узнали, что ребенок участвует в опасных играх? Как не совершить ошибок, чтобы не подтолкнуть его к еще большему риску?

— Надо объяснить ребенку наглядно и конкретно, что происходит, когда он рискует своей жизнью, как устроен организм, что с ним можно делать, а что нельзя. Уже малышам объясняют, что в нос и уши не надо ничего засовывать, нельзя пробовать ядовитые грибы или ягоды, о которых ты ничего не знаешь. Это основы безопасности жизнедеятельности, которые преподаются начиная с детского сада. Может быть, ребенок прошел мимо или родители не обратили на это внимания. Тогда надо начать с самого начала. Объяснить, что вообще человек — существо очень хрупкое. И может себя повредить. Но поскольку в данном случае речь о детях школьного возраста, неплохо познакомить с анатомией: как устроен человеческий организм, как можно поломать руки и ноги, в результате чего, как беречь глаза. Просто провести такую беседу. Может быть, найти видео и ролики в интернете на эту тему.

Очень действует, когда ребенка приводят в отделение больницы и показывают, как лежат дети с переломанными руками и ногами, как они страдают. То есть вот ради чего они все это получили. Должно быть все наглядно, с визуализацией.

Можно сказать ребенку и так: «Ты думаешь, что ты бессмертен и с тобой никогда ничего не случится, если ты будешь прыгать с невозможной высоты, пользоваться своими руками не там, где полагается. Тогда попробуй проведи такой опыт. Привяжи себе одну ногу, как будто ты ее сломал, и посмотри, что будет, как с этим жить». Запомнит на всю жизнь. Этот опыт у него будет как черта, за которую заходить не надо.

Оцените материал










По материалам: aif.ru

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»