Психология

Развод по-голливудски. За что мстят друг другу Джонни Депп и Эмбер Хёрд


Джонни Депп и Эмбер Хёрд.

За разводом голливудских звезд Джонни Деппа и Эмбер Хёрд следил весь мир. Тем более что судебный процесс транслировался в прямом эфире. Пара прожила вместе всего год. Они поженились в 2015 году, в 2016-м развелись, и вот уже несколько лет бывшие супруги не дают друг другу покоя судебными исками и обвинениями в насилии. Последний самый громкий суд на днях выиграл «пират Карибского моря». По итогам его бывшая жена должна выплатить мужу 10 млн долларов. По встречному иску Джонни Деппу присудили выплатить Эмбер 2 млн долларов.

Как возникают отношения, когда люди только и пытаются обидеть друг друга побольнее? Насколько влияют на нынешние браки и взаимоотношения людей современные направления феминизма, движение Me Too (в переводе — «я тоже», женщины, испытавшие насилие, начали делиться в соцсетях своим печальным опытом, чтобы получить сочувствие и поддержку — Ред.) и «культура отмены»? Можно ли заранее разглядеть жену-истеричку или мужа-тирана? Существуют ли в браке наиболее опасные периоды? На эти вопросы для «АиФ» ответила доцент кафедры детской и семейной психотерапии МГППУ и департамента психологии НИУ ВШЭ, семейный психотерапевт Елена Чеботарева.

Юлия Борта, АиФ.ru: — Елена Юрьевна, такие бурные отношения, как у этой голливудской пары, — с отрезанием пальцев, фекалиями на кровати, бесконечными драками и т. д. — это что-то преувеличенно актёрское? Или такое в жизни тоже бывает?

Елена Чеботарева: — Конечно, в жизни много чего бывает, и всегда разное. В отношениях с самыми близкими людьми мы испытываем самые сильные чувства, как возвышенные, так и самые низменные. Никто не может так больно ранить, как самый близкий человек. В данном случае, безусловно, сыграло роль всё — и актёрствование, и пиар, и социальные процессы, и сами характеры людей. Если люди всё время играют роли в кино, понятно, что и в жизни у них преувеличенная чувствительность, импульсивность. Кроме того, эту историю нельзя рассматривать вне общественного контекста, связанного с «культурой отмены», движением MeToo. На протяжении последних лет мы видим: как только какой-то политик или известный деятель что-то не то совершает, по мнению определённого круга лиц (или становится кому-то неугоден), тут же на него появляется дело о домогательстве. И это работает. Причем работает из раза в раз, даже если все знают, что это фейк. А чем все остальные хуже политиков? Они тоже начинают использовать такие обвинения как инструмент давления друг на друга. В итоге подобные громкие истории привели к началу другого процесса — своего рода публичному самораскрытию женщин, подвергшихся насилию. Само по себе это хорошо: женщины, наконец, смогли говорить о тех событиях, которые их травмировали, а общество их начало защищать. Насколько это правда или нет, насколько они пострадали — это вопрос, в котором в каждом конкретном случае нужно внимательно разбираться. Но иногда такие откровения становятся просто данью моде. Феномен эмоционального заражения тоже никто не отменял. Известно, что на один реальный случай приходится большое количество подражаний, когда людям хочется привлечь внимание или кому-то досадить. В результате пошла такая общественная волна, когда не нужно никаких доказательств, а достаточно просто выйти и кого-то публично обвинить. Всё это, видимо, тоже сказалось на развитии истории брака с голливудскими актёрами и таком привлечении внимания к ним.

Кроме того, есть движение феминизма. На Западе его представители сильно продвинулись в борьбе за права полов, и само по себе это тоже очень хорошо. Но вокруг реальных феминисток, которые действительно делают много полезных и важных дел, появляются те, кто под шумок начинают продвигать свои идеи и решать свои вопросы. Слышала от коллег фразу, что есть «хорошая половая дискриминация». Якобы если дискриминация мужчины против женщины, это плохая дискриминация. Если наоборот — то она хорошая. В обсуждении одного из судебных дел, когда мужчину несправедливо обвинили в чрезмерном интересе к чужому ребёнку, позвучал такой комментарий: «Не надо подходить к чужому ребёнку, особенно если ты мужчина». И это говорил борец за равенство полов. Это тоже перекос. Благое дело — бороться за равенство. И понятно, что угнетаемые, как правило, женщины, поэтому за их права бороться приходиться чаще. Но в этой борьбе кто-то один становится равнее всех других. В данном случае женщины становятся равнее мужчин, а права мужчины не важны.

И в суде с Джонни Деппом и его супругой мы тоже увидели такую картинку, похожие ожидания. В последнее время обычно было: если женщина обвиняет мужчину, то общественность однозначно на стороне женщины. Вдруг получилось по-другому.

Мы не знаем, что случилось на самом деле, но все описанные тенденции тоже сработали.

— Иногда просто невозможно сдержаться, хочется фигурально выражаясь «прибить всех» — и мужа, и детей. Как тут быть, не проявлять насилие?

— Если возникают противоречия, нужно пытаться сразу проговаривать свои претензии, ожидания, требования, а не копить обиды. С детьми важно устанавливать границы дозволенного. Борьба с насилием над детьми у нас началась раньше, чем с насилием в паре. И мы уже имеем целое поколение родителей, которые боятся воспитывать своих детей, лишь бы не причинить насилие. Родители порой не могут ни перечить ребёнку, ни нарушать его свободу. Вплоть до мыслей, что лучше ничего не делать, только бы не допустить насилие. А как можно тогда воспитать ребёнка и в том числе снизить его тревогу, дать ему какую-то уверенность и защищенность, если ты не говоришь малышу, что можно, что нельзя, не поощряешь и не наказываешь? Да, в том или ином случае мы проявляем насилие и нарушаем свободу воли ребёнка. Но как можно договариваться, например, с 3-летним ребёнком, что ему надеть на улицу, если ему хочется во что бы то ни стало шортики, а на дворе зима?

И то же самое в отношениях. Когда два человека ничем не связаны, наверное, неправильно говорить другому, что делать, ожидать от него или требовать чего-то. И совсем другое дело, когда люди пытаются установить отношения, защищать их, устанавливать границы между своими отношениями и внешними угрозами для них. Чем ближе становятся люди, тем теснее происходит притирка, когда они чего-то друг от друга хотят. У близких людей регулярно возникают противоречия, которые можно разрешать конструктивно либо деструктивно. Если люди боятся, что их обвинят в моральном, психологическом насилии, то они не проясняют отношения, замалчивают, у них зреет недовольство, растёт напряженность. И волей-неволей получается парадокс (как в отношении с детьми, так и взрослыми): когда мы очень сильно боимся насилия по отношению к другому, то сдерживаемся до последнего, копим недовольство, а потом оно неизбежно прорывается ещё большим насилием. Если родители не умеют управлять ребёнком, то терпят, а потом срываются. С партнерами то же самое. Когда они действительно очень важны друг другу и чего-то ждут (что естественно), и раз за разом этого не получают, потому что опасаются прояснять острые моменты, то ущемлённость нарастает. А потом это выливается в обвинения, оскорбления. И чем больше это недовольство копится внутри, тем в более чудовищных формах потом оно выражается.

— Видимо, это как раз и произошло между Джонни Деппом и его женой?

— Вероятно, они только-только начали притираться друг к другу, но конструктивного способа разрешить противоречия не нашли. Обычно, когда люди в паре проявляют обоюдное насилие, им нужно перенаправить энергию, найти более конструктивные способы борьбы — не друг с другом, а за свои отношения. Но вот эта звездная пара, как и многие, не смогла их найти. Когда такое происходит, люди делают друг с другом страшные вещи.

Важно еще, кого общественность обозначает как насильника. Скорее всего, партнёры провоцируют друг друга. Но кто-то переходит границу первым (или оба) и, конечно, должен нести за это ответственность, но это не означает, что второй партнер тут совсем ни при чем. Если мы хотим не просто найти виновного и наказать, но и понять, что произошло и как этого избежать, надо смотреть, как они подкрепляют поведение друг друга. Насилие — это не только кричать, оскорблять, обижать. Это зачастую противоположное поведение — не отвечать на вопросы, уходить от сложных разговоров, отказываться проводить время вместе. Это тоже доставляет другому человеку страдания и вызывает желание растормошить партнёра, добиться от него эмоций любой ценой.

— Почему нельзя просто разойтись, если невозможно жить вместе? Зачем обязательно друг друга обижать?

— Чтобы хорошо разойтись, нужно услышать друг друга и понять. Если на этом пике борьбы они разойдутся, это по большому счету ничего не решает. Да, они перестанут мучить друг друга, но они начнут мучить кого-нибудь другого, потому что остаётся прежняя модель поведения, неудовлетворённые потребности. Человек будет бессознательно отыгрывать их в своих дальнейших отношениях. Мы часто видим, что люди после развода, когда они уже не общаются друг с другом, продолжают что-то кому-то доказывать. То есть они все свои решения принимают исходя из того, а вот как бы он/она пожалели, если бы узнали… Поэтому даже если люди разъехались, им все равно нужно прояснять отношения.

— Есть ли в браке наиболее опасные периоды, когда высок риск развода, конфликтов? Было такое утверждение, что каждые 7 лет…

— Это скорее миф. Объясню, откуда он взялся. В старой классификации этапов жизни семьи они были увязаны с возрастом ребёнка. Не так важно, сколько прожили вместе, сколько то, какие новые жизненные задачи нужно решать семье. Начали жить вместе, появился ребёнок, второй, первый ребёнок пошел в школу, достиг подросткового возраста и т. д. То есть не стаж семьи, а именно важные жизненные события рассматривались как ключевые точки в браке, когда он проверялся на прочность. И эта закономерность на самом деле подтверждалась исследованиями, когда образ жизни большинства семей был более-менее похожий. В среднем в определенном возрасте после определенного количества лет происходили определённые события в семье — то есть стаж совпадал с этими событиями. Сейчас люди в очень разном возрасте, в разное время создают семьи, большая разница между детьми, много повторных браков, и закономерность перестаёт работать. Плюс наша жизнь стала в меньшей степени зависеть от детей. Но зависимость от перехода семьи от одного типа жизненных задач к другом остается.

К примеру, то, что работало, когда в семье есть младенец, перестает работать, когда он идет в школу — нужно менять все правила, роли, передоговариваться. Кому-то это удаётся, другим нет, и тогда возникает кризис. Число нерешённых проблем на каждом этапе копится, достигает критической точки, и отношения начинают рушиться.

Если говорить про пару Джонни Деппа и Эмбер Хёрд, то, скорее всего, у них как раз проявилась проблема незавершённых предыдущих отношений. Можно предположить, что они мстят друг другу за свои прошлые обиды с другими партнерами. А может быть, они уже в этих отношениях успели нанести друг другу серьезные душевные раны, которые им не удалось обсудить и простить друг другу. Обиды копились, не разрешались и начали выливаться в совсем не конструктивные формы.

— Есть ли тут какой-то совет: можно ли заранее разглядеть жену-истеричку или мужа-тирана?

— Начинать лучше с себя и попытаться понять свои установки: что именно вы хотите, какой жизни, каких отношений. Важно, чтобы произошло отделение от родительской семьи — нужно повзрослеть и так перестроить свои отношения с родителями, чтобы стать независимыми, но при этом близкими людьми. Чтобы не было обиды на родителей или большой зависимости от них. Потому что иначе все это будет отыгрываться на партнёрах. То же самое касается всех прошлых отношений. За все, что не завершено с предыдущим партнером, будет расплачиваться новый.

Представления о том, как мы видим себя, другого в отношениях, формируются в раннем детстве. Если всё складывается хорошо, тогда люди склонны ждать от отношений чего-то хорошего, интерпретировать происходящее более позитивно. Другие выносят негативный опыт из того, как родители их поддерживали, ухаживали, заботились. И вот с этим багажом человек приходит к партнеру и пытается воспроизводить с ним ту модель, которая была в родительской семье.

То есть важно не распознать партнёра, плох он или хорош, а разобраться в себе — каких партнёров мы ищем. Обычно ищут того, кто дополняет наш собственный сценарий, вынесенный из родительской семьи и прошлых отношений. По большому счету, при желании, хорошие отношения можно построить с кем угодно. Важно делать это осознанно, понимать, что в них происходит, как перестроиться, чего хочется и как это сделать лучше.

Оцените материал










По материалам: aif.ru

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»